ШНЕЙДЕРМАН ЭДУАРД (Россия)

поэт Эдуард ШнейдерманПОЭТ, ЛИТЕРАТУРОВЕД, ТЕКСТОЛОГ, ПЕРЕВОДЧИК
(1936 – 2012)

Опубликовал семь книг в «Библиотеке поэта», в том числе собрания стихотворений Саши Чёрного, Александра Твардовского, Семёна Кирсанова, поэтов-имажинистов. Кроме того, ученый подготовил исследование о Николае Рубцове, с которым дружил с 60-х, – “Слово и слава поэта”, изданное в 2005 в издательстве им. Н. И.
Новикова. Входил в «Клуб-81» и Международную Федерацию русских писателей.
Родился в 1936 г. в Ленинграде. Закончил филфак ЛГУ. С конца 50-х активно участвовал в неофициальной литературной жизни: издавал самиздатские журналы «Зов» (Южно-Сахалинск, 1957) и «Оптима» (1960 – 1962), составлял сборники «Лепта» и «Острова».
В 1975 году вместе со скульптором Любовью Добашиной организовал Творческое объединение художников «Группа восьми» («Лестница»). В те годы стихи поэта стали публиковаться в зарубежных изданиях «Через», «Время и мы», «Мулета», в Антологии новейшей русской поэзии «У Голубой лагуны».
После перестройки Шнейдерман выпустил семь поэтических сборников: «Свалка», «Годы Свиньи», «Большая Книга Дворника», «Российские купипродамы за 280 лет: Стихоколлажи», «Стихоопыты» и «Осязание». Наряду с этим, он написал десятки статей по истории русской литературы и изобразительному искусству.
Живет в С.-Петербурге.

 

НОЧЬ НА ЧАТЫРДАГЕ

1

Вечерний рассказ.
Свет солнца погас,
и радует слух
вечерний петух.

Доносится смех
вечерних собак.
Звенит без помех
на вечерних холмах.

Довольно ходить
до вольных долин!
Устали в пути.
Луна, освети
дорогу,
взойди
из-за диких камней –
из-за каменных спин
рассеивать сплин!

2

Где вороном мрак
крыла распростёр,
раскинем бивак,
разложим костёр.

Когда костерок,
скакуч и горяч,
запляшет у ног,
становишься зряч.

Согрелись чуток.
Кипит кипяток.
Развяжем мешок,
разрежем кусок.

Плавленый сыр,
чёрный чифир.
Но без стихов –
это не пир.

3

Где вороном мрак
крыла распростёр,
лети, Пастернак,
на высокий простор!

Где, волей дыша,
мужает душа,
звучи, Мандельштам,
по раздольным местам!

Музыкой сфер –
Рильке, Бодлер!
Музыкой вер –
Аполлинер!

4

Пора отдыхать,
ночлег подыскать.

Пещерка – отель.
Постелим постель.

Ветер, лети,
тучи верти,
взбивай облака,
гони под бока:

перистый клок –
периной под бок,
подушкой – другой,
а третьим укрой,

и – спать.

5

Но толкнёт
внезапный порыв.
Иль дьявол несёт
на край, на обрыв

(наощупь – на шаг
от бездны, на вздох
от смерти)?
“Решай! –
взметнётся душа. –
Полёт разве плох?!” –
“Мне жизнь хороша!”

Эй, Чатырдаг,
Крыма чердак
не урони!

…Вижу огни,
точно нити держу от насиженных мест –
от семи человечьих гнездовий окрест.

В море они
моют огни…

Чёрт-Чатырдаг,
не оброни!

…Осыпь.

6

Наклонена,
ворожит луна.
И заскакал
карнавал скал.

Я ли искал
в скалах оскал?!
Сколы скалы? –
Скулы круглы.

Кажется, грот? –
Каменный рот!
Помнится, лаз? –
Пристальный глаз!

Хмурый народ
твёрдых пород,
базальтовых лбов,
неподвижных слов, –
ты явь или бред?

…Скрылся – и нет.

7

Р а с с в е т .

07.1979

* * *

Старая туя у дома жила,
скудную влагу из почвы пила.

Пушистые звёзды на ней ночевали,
а по стволу муравьишки сновали.

Горлица утром на ветку слетит,
глиняной детской свистулькой свистит.

Что же нам белкой безумной кружить?
Можно ведь просто, бесхитростно жить!

15.08.1993
Евпатория

* * *

Собака
мудрым носом в лапы утыкаясь
зажмуривается
и до утра
вся в шерсти запахов степной безбрежной ночи
диковинных
застрявших в жаркой шерсти
в шерсть памяти внедрившихся навек
всю ночь цикадную до птичьего рассвета
лежит-бежит от счастья обмирая
прокладывая сильной грудью
тропинку знойного степного сна
о травяном цветочном горном рае
который люди кличут Чатырдаг

09.1992, Крым

Тексты предоставлены дочерью автора Асей Шнейдерман