СКОРЫЙ СЕРГЕЙ (Украина)

поэт Сергей СкорыйПОЭТ

Автор шести книг: пяти поэтических сборников и книги поэзии и прозы. Стихи, поэтические переводы, публицистика, проза издавались в журналах и альманахах Украины, России, Молдовы, США. Член Союза русских писателей Восточного Крыма, Союза русских украинских и белорусских писателей АР Крым.
Родился в 1949 года в Старом Крыму. Доктор исторических наук, профессор археологии. Живёт и работает в Киеве и Крыму.

 

НО ЗА ОКНАМИ – СНОВА ДЖАНКОЙ…

ТОЛЬКО В КРЫМ…

Под колёсный ритмический степ
На знакомства мне вновь повезёт…
Синим полозом поезд ползёт
Через знойную южную степь.

Мне бы взять – да осваивать Рим
Не в угоду капризной душе…
Ей решительно ясно уже –
Только в Крым, только в Крым, только в Крым!

Мозг на душу обидой горит:
Ну, на кой тебе Крым, на какой?
Но за окнами – снова Джанкой
И восточный вполне колорит.

Встанут горы. И вспыхнет листва.
И опять – кипарис и миндаль.
Юг Тавриды. Безбрежная даль.
Синева, синева, синева.

А я лицом окно всё плющу…

Автобус наш – довольно старенький
На спусках «пишет» виражи.
Водитель с внешностью татарина
Трендит с попутчицей «за жисть».

На склонах лес – всё гуще, гуще,
И скалы небо достают…
А я лицом окно всё плющу –
Гляжу на родину мою.

В долине ветры – куролесят,
Отары туч гоня окрест.
Мелькнул – мечети полумесяц,
А дальше – христианский крест.

Пыхтит автобус тяжко в гору,
Потом легко шуршит с горы…
И перехватывает горло,
Когда въезжаем в Старый Крым.

И этот кусака в моём кулаке

А, может быть, счастье – штанины задрав,
Устраивать морю весёлый аврал,
Шугая прибрежную живность?
Вот крабья нахально-бессчётная рать
Под камень пытается мигом удрать,
Один не успел. Не сложилось.

И этот кусака в моём кулаке,
И грустно ему в моей смуглой руке,
Он думает: – Вот чертовщина!
Мы грелись на солнце, и надо ж – беда:
Какой-то незваный явился сюда,
Задравший штанины мужчина!

Чего ему шляться по майской воде,
И нос свой засовывать в воду везде?
Уж лучше б совал его в книгу!
Как жаль, что клешнёю скрутить не могу
Залезшему в море, бесспорно, врагу
В подарок – здоровую фигу!

Я буду сам себе завидовать…

Смотри, как мыс со свистом режет
Шуршащую волну зелёную…
На этой части побережья –
Такие бухты потаённые,

И ввысь стремящиеся скалы,
На них цветут деревья бантами…
В одной из бухт побудем малость
Единственными оккупантами.

И станет воздух весь пропитанным
Щемящей жадностью познания…
Я буду сам себе завидовать,
Скользя по лезвию желания.

*  *  *

Сегодня я себе с любовью потакаю,
Близ моря я брожу и рядом – никого…
Лишь зверствует вода разбойная такая,
Что, кажется, штормит уже который год.

В уединеньи – смысл, в соседствах – нет резона,
Пусть мозг мой отдохнёт – уставший серый вол…
Покрепче коньяка воздействие озона,
Летящее ко мне в дыханьи пенных волн.

Лежал в долине древний город…

Мы по холмам, всё круче, круче,
Шли. Силуэт Агармыша
Напротив плыл в тяжёлых тучах,
Дождливым парусом шурша.

Был вечер – прян. Был ветер – горек.
А поступь наша – нелегка…
Лежал в долине древний город,
Подмяв под голову века.

Солхат – наследье грозных ханов,
А ныне – тихий Старый Крым…
И над орехом вился дым,
И город кутался в туманы.

У МОГИЛЫ ВОЛОШИНА

Здесь давно – не тропа, а дорога:
Недостатка в поклонниках нет…
И почти на ладонях у Бога
Вечным сном почивает поэт.

Коктебель. Ниже – домики-соты.
Горько пахнет степная полынь…
А вокруг мир спасают красоты –
Море, скалы, глубины долин.

Утонуть в красоте ты не против,
Притягательно это – всегда…
И темнеет волошинский профиль
На отроге горы Карадаг.

Прикоснётся к лицу лёгкий ветер,
Словно Макса живая душа…
Шепчет строки задумчивый вечер
На вершине Кучук-Янышар.

НА КЕРЧЕНСКИЙ ХОЧУ Я ПОЛУОСТРОВ…

Влекут Париж нас, Лондон или Осло,
Но дань любви отдам родной земле –
На Керченский хочу я полуостров
Попасть в прозрачном крымском сентябре.

За мной друзья заедут спозаранок.
У них – авто. А я уже готов…
И станет степь стелиться самобранкой,
Дивя зверьём и запахом цветов.

Полынный ветер непрерывно горек,
Но благостен – исчезла суета…
Скалистый берег. Здесь когда-то город
Милетских греков жил и процветал.

Ну, а теперь – руины, змеи, пустошь,
Обломки амфор, мидий да костей…
И море пожирает с гулким хрустом
Античный град по имени Китей.

Ах, звуки жизни, вы куда пропали?
Хочу вас слышать. Силюсь. Не могу…
И лишь порой мне чудитесь в рапанах,
Разбросанных на диком берегу.

ЗДЕСЬ СТЕПЬ В СОРОКОВЫХ СГОРАЛА…

Здесь волн морских гудит набат.
Азов швыряет мотоботы.
Восточный Крым. Степь. Арабат.
Вдоль Сиваша темнеют доты.

Здесь машет тень войны крылом.
Здесь степь в сороковых сгорала.
Здесь столько тысяч полегло –
От рядовых до генерала.

Не потому ль, не потому ль
Так брызжут алой кровью маки
И чудится здесь пенье пуль,
И тишину рвёт гул атаки…

* * *

В Крыму зима – не та,
Хоть море и остыло,
Но всё ж милей душе
Такие январи…
На пляжах – пустота,
Ни суеты, ни пыла,
И радует мне глаз
Прибрежный лёгкий бриз.

До звона воздух чист –
Я пью его, вдыхая.
Дрейфую вдоль воды,
Подобно кораблю…
Как трепетно лучист
Лёт лебединой стаи –
Здесь кормит гордых птиц
Всяк сердобольный люд.

Земле моей родной
Мне б поклониться в пояс.
Лишь пребывая здесь,
Способен я творить…
Но где-то за спиной
Гудит вечерний поезд –
Умчит меня, увы,
В иные январи…